Какие птицы вьют гнезда в траве

Каждая лесная птица выбирает определенное место для обустройства гнезда. Одни сооружают его прямо на лесной подстилке, на траве или земле, другие на кустах или небольших деревцах, третьи – забираются в дупла или повыше в крону деревьев. Куриные птицы, такие например как тетерева, рябчики, глухари гнездятся исключительно на земле. Там же строят гнезда вальдшнепы, лесные кулики, козодои, пеночки, соловьи и еще целый ряд других певчих птиц.

Свое гнездо рябчик старается расположить в сильно захламленных и непроходимых участках леса, выбирает небольшое углубление, чуть выстилает травинками и сухими листочками – вот и готово место для будущих цыплят. В гнезде можно обнаружить от 6 до 10 крупных (до 40 мм) блестящих яиц. Скорлупа у них светло-коричневая, и на ней разбросаны неравномерно красновато-коричневые пятнышки, но встречаются яйца и совсем без пятен.

Тетерев и глухарь подыскивают место для строительства гнезд где-нибудь по соседству с зарастающей вырубкой, недалеко от заболоченных мест, с гарью или полем. Оно представляет собой выстланное травой небольшое углубление в земле. У тетерева яйца почти такой же окраски, как и у рябчика, только чуть больше размером (до 50 мм) и количество их может быть от 5 до 12 шт. в одной кладке. У глухаря 6-9 штук охристого цвета с редкими точками и пятнами красновато-коричневого цвета, размером они еще больше чем тетеревиные (до 60 мм).

Пеночки. Вот эти птицы умеют хорошо маскировать свои гнезда. Строят они их среди мха, сухих листьев и травы, причем они всегда сооружают «крышу», поэтому гнезда приобретают форму шалашика или шара с боковым входом, получается прямо мини отель, а не гнездо. Пеночка-веснянка гнездо выстилает перьями, а вот пеночка-трещотка обходится без них. В кладке у этих птиц обычно 5-6 яичек, они мелкие, светлые с буроватыми или красноватыми крапинками.

У лесного конька гнездо открытое, но спрятать он его старается под кустом или кочкой. Внутри выстилает сухими травинками, тонкими веточками, конским волосом или чем-то похожим. Кладка состоит из небольших 4-6 яиц, со светлой или коричневато-фиолетовой скорлупой с крапинками, черточками и пятнами, причем, в различных гнездах цвет яиц может сильно отличаться. Взрослые птицы, чтобы не показывать, где у них спрятаны птенцы, держатся у гнезда осторожно, стараются не подлетать к нему близко.

У обыкновенной овсянки гнездо чем-то похоже на гнездо лесного конька. Строительные материалы она использует те же, только выстилает его конским волосом обильнее, да и смотрится оно у нее несколько растрепанно и неряшливо. В кладке 4-6 яичек, примерно такого же размера, как и у конька. Основной фон скорлупы бледно розовый или светло фиолетовый, на котором хорошо можно различить темные завитки, прожилки и черточки.

У восточного соловья гнездо открытое и хорошо замаскировано. Снаружи сплетено оно из прошлогодних сухих травинок и листьев, а внутренняя сторона выстлана тонкими сухими травинками. Края гнезда слегка приподняты над землей, и сливаются с прошлогодним сухостоем. В гнезде обычно можно обнаружить от 3 до 6 штук, равномерно окрашенных в коричнево-оливковый цвет яичек. Конечно это не все птицы, которые вьют гнезда на земле, но о них в другой раз.

Это рассказ-предостережение, вполне актуальный и на сегодняшний день. Уже самым маленьким детям нужно обязательно прочитать этот написанный буквально со слезами П.А Мантейфелем текст о таком тяжёлом положении с певчими птичками, которые вьют гнёзда прямо на земле. Это очень опасно для них, но такова их природа, они так привыкли и потому теперь вымирают. Практически каждый человек хотя бы однажды попадал в такую ситуацию: гуляет он в роще или в лесу, а то и в поле, и вдруг прямо из-под ног у него вылетает маленькая птичка и тревожно кричит. А иногда она даже делает вид, что улететь не может, и буквально уводит за собой незадачливого путника, который тщится её поймать.

А нужно не ловить пташечку, а внимательно смотреть под ноги: каждый шаг может стать губительным для целого выводка крохотных и беспомощных птенцов. Около Загорска (теперь это город Сергиев Посад) на одном лесном участке юные биологи провели подробный учёт и посчитали все птичьи гнёзда, расположенные на земле. Их оказалось пятьдесят два. Зарянки, пеночки, лесные коньки и многие другие птицы обустроились так опасно. Только у двух зарянок потомство выжило, остальные гнёзда ребята нашли уничтоженными. Это и копыта пасущихся коров, и ноги грибников с ягодниками, и ручонки любопытных детишек. Много яиц и птенцов съели крысы, ежи, кошки, собаки, землеройки. Так всегда бывает, если птички селятся не далеко в лесу, а около населённых пунктов. Здесь потери самые большие. Автор умоляет детей и взрослых обходить место, откуда вылетает птица, не любопытствовать, чтобы дать птенцам выжить.

Целый ряд певчих птиц строит свои гнезда не на деревьях и кустах, а прямо на земле — среди травы, под кочками, в ямках. Как часто из-под самых ног человека вылетает жаворонок, овсянка, пеночка и с тревожными криками старается отвести опасность от своего гнезда. Один неосторожный шаг — и под вашим башмаком погибнет целый выводок беспомощных птенчиков.

Однажды под Москвой, близ Загорска, мы провели учет гнезд певчих птиц, свитых на земле. Это были гнезда лесных коньков, трех видов пеночек, овсянок и зарянок; всего было учтено 52 гнезда. И вот оказалось, что благополучно вылетели птенцы только из двух гнезд зарянки. Остальные пятьдесят гнезд были уничтожены. Большая часть погибла под копытами коров, небольшое стадо которых паслось в этом районе. Несколько меньше было растоптано людьми, собирающими грибы и ягоды, разорено ребятами и коллекционерами, собирающими птичьи яйца. Много птенцов и яиц было съедено ежами, крысами, землеройками, а также кошками и собаками.

Такая огромная гибель птичьих гнезд, свитых на земле, бывает лишь около населенных пунктов, где бегают собаки и кошки, ходит много невнимательных людей, а ребята нередко разоряют их, не задумываясь о том зле, которое делают. В удаленных от поселков местах гибель меньшая. Там обычно погибает в среднем одно гнездо из пяти, свитых на земле.

Будьте внимательны! Обходите то место, из которого с криком вылетала птичка! Берегите наших друзей!

В. ВИШНЕВСКИЙ, аспирант Московской сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева. Фото автора.

Так уж сложилось, что я бесповоротно влюбился в прекрасный и загадочный мир птиц. Их облик, пение и способность летать испокон веков восхищали людей. Жаль только, часто мы забываем о красоте, которая рядом с нами.

Многие коллекционируют в детстве почтовые марки, открытки и тому подобные вещи. Я же, движимый любопытством и азартом, решил, еще учась в школе, собирать птичьи яйца. Что особенного в них? В первую очередь окраска. Это только у кур яйца скучного белого или коричневатого цвета. А у большинства диких пернатых они удивительно разнообразны: у певчего дрозда — голубые, у врановых — зеленоватые в бурую крапину, у зеленой пересмешки — розовые… Не верите? И я не верил, пока не увидел собственными глазами.

К сожалению, со временем эти драгоценные трофеи, как ни прячь их от солнечного света в коробке, тускнеют и теряют окраску, подобно сорванным цветам. Мало того, если не выдуть содержимое яйца, то скорлупа может треснуть, и экспонат будет испорчен. К тому же есть немало видов птиц, которые, не задумываясь, бросают кладку (особенно на первых стадиях) при малейшем вмешательстве человека. Нужно было найти такой способ, чтобы не навредить пернатым.

Фотография — вот что может сохранить краски и не погубить яйцо. Даже прикасаться к гнезду не надо! Сначала я долгое время фотографировал "мыльницей". Но в один прекрасный день приобрел "Зенит". Это дало мне возможность коллекционировать не только яйца, но и… целые гнезда! В прошлом году перешел на четырехмегапиксельный цифровой фотоаппарат, впрочем, мне уже и его недостаточно. В перспективе что-нибудь посерьезнее хочу купить. Потому что моменты в природе неповторимы, а кадры, их запечатлевшие, бесценны!

В птичьем мире популярен красный цвет. Особенно если он на груди. Коноплянка — не исключение. Правда, похвастаться нарядной кирпично-красной окраской оперения может только самец. Самочка, как водится, носит невзрачное буроватое "платье" с продольными темными пестринами спереди. Такой камуфляж помогает птице оставаться незамеченной, когда она сидит в гнезде.

Конопляночьи гнезда могут располагаться в самых неожиданных местах. Я находил их под крышей сараев, на заборе, в поленнице. Видимо, что-то притягивает этих птиц к поселениям человека. Конечно, они вьют свои гнезда и на деревьях, обычно невысоко от земли, но чаще — в густых низкорослых кустарниках.

Самый неожиданный вариант гнездовья коноплянки я наблюдал на старом пеньке вишни в саду. Птица нашла уютную нишу под куском мешковины, повешенной на пень и образующей своего рода шалашик. Даже кошки так и не узнали, что у них под носом небольшая пичуга отложила пять светлых яичек с крапинами и благополучно вывела птенцов.

"Чечевицу видел? Чечевицу видел?" — спрашивает неугомонный самец чечевицы в рубиново-красном фартуке. Но это только видимость беспокойства. На самом деле он прекрасно знает, где его супруга. Она тихо сидит в гнездышке, запрятанном в самой гуще терновых зарослей. И не зря сверху, над наседкой, распростерлась мозаика мелких листьев кустарника. Ведь если бы не было этого прикрытия, то при отлучке птицы от гнезда в глаза сразу бы бросались яркие сочные бирюзовые краски яиц. Они, кстати, очень похожи по расцветке на яйца певчего дрозда, даже черные точки есть, но размер другой. Яйца чечевицы чуть больше фасолины, как и подобает для птахи воробьиного "калибра".

Знакомый грибник рассказал мне, что наткнулся в березовой лощине на гнездо: "Прямо из-под ног вылетела небольшая птичка. Глянул вниз — среди травы, на земле, углубление — гнездо. А в нем бурые яички с пятнышками". Я по описанию сразу понял — это конек.

Фотоаппарат — в руки, и вместе с грибником иду за реку в упомянутую лощину. Так и есть: лесной конек свил на склоне аккуратное гнездышко. Если не знать, где оно, — никогда не заметишь.

Я быстренько сфотографировал яички и удалился, чтобы не испытывать лишний раз терпение родителей. Через две недели наведался: птенчики вылупились. Пройдет еще около двух недель, и молодые слетки оставят тесное гнездо и будут прятаться неподалеку в густой траве.

Когда мы гуляем по парку или лесу, бредем вдоль реки, отдыхаем на лужайке, то даже не подозреваем, что за нами… следят. Человек, а тем более группа людей повсюду привлекают к себе внимание серых ворон. Эти птицы ведут наблюдения за нами не из праздного любопытства. Они давно приметили, что там, где люди задерживаются на достаточно продолжительное время, нередко можно найти что-нибудь съестное, например остатки трапезы на лоне природы.

А теперь представим, что, прогуливаясь среди белоствольных берез майского леса, мы вдруг наткнулись на мастерски упрятанное гнездо зяблика. Конечно, захочется его хорошенько рассмотреть, потрогать — и вот уже маскировка нарушена. Вскоре мы уйдем, но нам на смену прибудет гроза птичьих гнезд — серая ворона. Она не зря держалась на расстоянии и битый час вела наблюдения за любителями природы. В награду за терпение и внимательность ворона получит славный обед, а чете зябликов придется смириться с потерей и приняться за постройку нового гнезда.

Но как ни безжалостна разбойница по отношению к чужим яйцам и птенцам, свое потомство она пытается обезопасить от хищников и вьет гнездо-чашу на высоких ветвистых деревьях. Для пущей прочности в стенки, помимо грубых ветвей, часто вплетает алюминиевую проволоку. А лоток для тепла и мягкости выстилает шерстью животных, иногда с примесью тряпочек, обрывков газет и даже полиэтилена.

Ровно 21 день, как и курица, серая ворона высиживает воронят. А потом из пяти-шести зеленых в крапину яиц на свет появляются прожорливые птенцы, и хлопот у нашей плутовки ой как прибавляет ся!

Выбор белой трясогузки

Есть среди пернатых группа дуплогнездников — тех, кто предпочитает выводить потомство в дуплах, выдолбленных дятлами. На всех таких дупел не хватает, поэтому приходится довольствоваться искусственными скворечниками, синичниками да так называемыми естественными дуплами, которые образуются на месте сгнившего сучка.

В естественных дуплах вьет гнездо белая трясогузка. Обычно она выбирает старую ветлу с выгнившей сердцевиной и в укрытии устраивает уютную "чашечку", в которую откладывает пять или шесть серовато-белых яичек с темными мелкими крапинами.

Трясогузка не сильно придирчива к выбору места гнездования. Мне приходилось наблюдать ее гнезда в брошенном автобусе, экскаваторе, комбайне. Единственное условие — подходящая ниша должна быть недалеко от водоема, у которого трясогузки находят пропитание себе и птенцам.

С наземными и воздушными хищниками легче бороться сообща. Дрозды-рябинники знают эту простую истину и устраивают гнезда недалеко друг от друга: на расстоянии 10-30 метров. Совместными усилиями они прогоняют прочь с территории гнездования такую охотницу до чужих яиц и птенцов, как серая ворона. Громкой трескотней встречают рябинники и человека, ступившего в их владения. Мало того, если подойти к гнезду слишком близко, атаки не миновать. Проносясь над самой головой нарушителя спокойствия, дрозды выбрасывают стратегические порции помета (с точки зрения науки это неправдоподобно, ведь у птиц не может быть "целенаправленной" перистальтики, однако я не раз убеждался, что дрозды, речные крачки и чайки на такое способны). И за несколько кадров гнезда с зелеными яйцами в бурых пятнышках приходится платить испачканной одеждой.

Отлично маскирует свое небольшое, как половина крупного яблока, гнездо всем известный зяблик. В наружных стенках его постройки обязательно имеются полупрозрачные ленточки бересты, мягкие стебли растений, зеленый мох, а также коконы насекомых и паутина. Все это прекрасно сливается с сероватой корой дерева, на котором свито гнездо. Зяблик — не редкий вид, поэтому мне часто удавалось найти его гнездышко с уютным лоточком, в котором обычно лежали четыре-пять желтоватых или голубоватых яичек с крупными и мелкими красно-коричневыми пятнышками.

Далеко не все птицы вьют гнезда на деревьях. Овсянка, например, размещает свое гнездо прямо на земле, у какой-нибудь кочки или кустика. Плетеная корзиночка прочно закреплена среди травы, а внутри — розоватые, точно художником-импрессионистом разрисованные, яички. Тут вам не просто крапинки и пятнышки на основном фоне, но и темные линии, запятые, черточки.

Увы, гнездо овсянки специально искать бесполезно: больше вероятности нечаянно раздавить его, чем заметить среди травы. А собаки-ищейки, как у известного орнитолога-натуралиста Евгения Павловича Спангенберга (автора книг "Записки натуралиста", "Среди природы", "Встречи с животными" и др.), которая была научена искать птичьи гнезда, у меня пока нет. Просто как-то я с младшей сестрой собирал ягоды у посадки молодых сосенок, и сестра наткнулась на это гнездышко случайно. Конечно, я не мог не сфотографировать его!

Знаете, какая из наших хищных птиц самая маленькая? Нет, это не чеглок или воробьиный сычик! Это сорокопут. Правда, строго говоря, ни к отряду дневных хищных, ни к совообразным он не относится. Самый распространенный среди сорокопутов — жулан, представитель многочисленного отряда воробьинообразных. На голове у него сизый "шлем" с черными "очками" — самая подходящая "амуниция" для настоящего разбойника. Когда жулан не голоден, он охотно запасает еду впрок: поймает какого-нибудь мышонка, обезглавит и насадит на колючку терна или острый сучок дикой груши. Гнездо сорокопут тоже любит устраивать среди шипов — так безопасней. В сплетенной из грубых стеблей и веточек чаше скромно окрашенная в бурый цвет самка откладывает пять-шесть сероватых или коричневатых яиц с темными пятнышками, образующими на тупом конце своеобразный венчик. Не яйца, а загляденье!

В некоторых случаях, чтобы сделать удачную фотографию, приходится лезть в воду.

Чета речных крачек облюбовала небольшой островок посреди пруда, и мне ничего не оставалось, как раздеться и идти вброд. Благо день был солнечный — истинно июньский. Вода теплая, да и неглубоко — по пояс.

С "Зенитом" на шее я добрался до острова. Как и ожидал, обнаружил на нем среди обрывков листьев рогоза три грушевидных яйца коричневато-зеленого цвета, сливающихся с общим фоном. Темные точки и пятна на скорлупе как нельзя лучше маскировали их. Тем временем родители забеспокоились и… сбросили на меня "бомбочки" — помет! Тут же в воду плюхнулись еще два белых комочка. Оказалось: речные чайки решили меня "атаковать", но не попали. Вот такие незабываемые впечатления остались у меня об этом фототрофее.

Если вам приходилось встречать где-нибудь в парке, у реки или в лесу сову, то, скорее всего, это была самая многочисленная среди ночных хищниц ушастая сова. Она сама гнезд не делает. Чаще всего ушастая головушка занимает гнездо серой вороны, сороки или хищных птиц.

Уже в марте самка откладывает от пяти до семи яиц, число которых напрямую зависит от наличия основной добычи — мышевидных грызунов. В окраске яиц нет ничего примечательного — она белая, а вот форма необычная — напоминает бочонок. Тупой и острый концы различить сложно.

Насиживает яйца ушастая сова очень упорно. Однажды я добрался до самого гнезда, но птица до последнего момента отчаянно пыталась меня остановить: настораживала перьевые ушки и выпучивала круглые глаза. С гнезда слетела, лишь когда я поднялся на один уровень с кромкой лотка! "Бу-буу!" — обронила встревоженная наседка.

Как ни ругают сороку-воровку за ее склонность тащить всякие блестящие вещички, мне в правоте этой пресловутой особенности убедиться ни разу не пришлось. А ведь я каждую весну нахожу новые или наведываюсь к старым, известным мне гнездам белобоких разбойниц. И ни в одном ничего поразительного не находил, разве что алюминиевую проволоку, которая в качестве строительного материала просто идеально скрепляет шарообразную кучу веток с глубоким крепким лотком-чашей. Гнездо у сороки особенное — оно закрыто со всех сторон. Часто спрятано в густых зарослях терна. И потому добраться до него, даже если обнаружишь, стоит немалых усилий. А острые шипы кустарника — будьте уверены! — без царапин не оставят.

Сколько я ни пытался сфотографировать гнездо сороки, мне это не удавалось. То залезть невозможно, то "шатер" над чашей такой плотный, что объектив просунуть негде, и вспышка окажется бесполезной. Но однажды все же повезло. Свила скрытная птица гнездо в дебрях молодых ив среди болотца. И через "окошко" гнезда-"палатки" я сумел заснять зеленоватые в крапину яйца. Вот еще одна тайна природы — как на ладони! Не бриллианты и золотые цепочки прячет сорока, а самое драгоценное — будущих птенцов.

Фотографии сделаны в окрестностях деревни Денисово Пронского района Рязанской области и в Тимирязевском районе Москвы, на территории парка сельскохозяйственной академии.

Оцените статью
Добавить комментарий