Кидают полотенце под ноги

Правильное поведение при заходе в камеру (на воровском жаргоне – «хату») – это первое подтверждение того, что осужденный знаком с понятийными особенностями кодекса профессиональных воров и уважает их.

Первые шаги авторитета

Как правило, о «заезде» вора в законе в то или иноке МЛС становится известно задолго до его появления в камере. Как говорил бывший нацбол Роман Попков (НБП – запрещенная на территории РФ организация), отсидевший в начале нулевых в местах лишения свободы 4 года, в тюремных камерах хорошо налажена система оповещения посредством так называемых «дорог» (особой почты – по нитяным канатам («коням») через окна камер), «малявы» с важной информацией передаются на этапе и другими способами.

Вор, как и любой осужденный, впервые зашедший в камеру, должен вербально поприветствовать население «хаты». Приветствие максимально нейтральное. Известный историк и исследователь тюремной жизни Виталий Лозовский говорит, что в подобных случаях достаточно обычного «здравствуйте» – для представителей всех мастей заключенных. Вор в законе никогда не станет здороваться за руку с новыми знакомыми (правило, по словам всех экспертов, имеющих опыт пребывания в МЛС, которое должно соблюдаться представителями каждой из категорий заключенных). Это объясняется тем, что человеку не известен иерархический статус претендента на рукопожатие: если «законник» прикоснется к осужденному, низвергнутому по тюремной масти на социальное «дно», он автоматически становится ему равным.

Прибывший в камеру воровской авторитет занимает самое престижное спальное место – подальше от двери, ближе к окну, ему в принципе создаются максимально комфортные условия пребывания в «хате», которые только возможны в подобном случае.

… и блатных, а также других

Виталий Лозовский пишет, что в тюрьме не так уж и много основных иерархических групп заключенных – блатные, «мужики», «козлы» (те, кто работает на тюремную администрацию) и представители низшей касты осужденных – получившие сроки за преступления против половой неприкосновенности, низвергнутые до этого статуса в МЛС за «косяки» (украл у своих, сказал лишнее т.д.).
Одно из главных правил при заходе в камеру для новичка, как блатного, так и представителя другой масти, – это предельно четко обозначить свой тюремный статус, когда о таковом поинтересуются («спрашивать» в неволе нельзя – это будет означать, что человек хочет в чем-то уличить, упрекнуть собеседника). Роман Попков, рассказывая о быте современной тюрьмы, говорит, что прежде статусность заключенного можно было определить по многочисленным татуировкам (по воровским понятиям, каждая из них имеет самостоятельную смысловую нагрузку) – тело такого осужденного, неоднократно «заезжавшего» в МЛС, представляло собой своеобразный паспорт – знаток мог «прочесть» по нему, сколько раз человек сидел и за что, кто он «по жизни». В современной тюрьме, по словам Попкова, такого значения воровским татуировкам уже не придают.

Более того, добавляет Попков, низшую, самую презираемую, касту заключенных в МЛС сейчас предпочитают содержать в отдельных камерах, поэтому среди новичков, заходящих в камеры к «бродягам» и «мужикам», представителей этой масти нет.

Испытания для первоходов

Осужденный со стажем Заур Зугумов в своей автобиографической книге «Бродяга» пишет, что труднее всего дается первый опыт общения с сокамерниками первоходам – тем, кто раньше никогда в МЛС не попадал. Нередко новички должны были пройти «испытание полотенцем» – перед ними стелилось полотенце, и если зашедший в камеру его поднимал, то это означало, что новичок уже не поднимется по воровской иерархической лестнице (по понятиям, о полотенце полагалось вытереть ноги).
И Виталий Лозовский, и Роман Попков подтверждают, что если первоход попросит разъяснить ему правила поведения в камере, то «старшие товарищи» это охотно сделают. Издеваться над новым сидельцем нельзя, по понятиям, это беспредел. Ему укажут спальное место, расскажут об основных тюремных законах. Новичок должен накрепко уяснить: врать своим сокамерникам по поводу своего статуса категорически нельзя – опытные заключенные хорошие психологи, и обман почувствуют сразу. Надо быть осторожным как на словах, так и в действиях – даже за одно неосторожное слово в МЛС могут строго спросить.

Напомните, пожалуйста, что правильно в ситуации, когда перед новым сидельцем кладут на пол полотенце?:091:Как-то забыла:009::009:
То ись я все понимаю, зависит от тюрьмы, от камеры, от статьи, сейчас все ваще по-другому и все прочее.:001:
Интересует классический вариант развития событий — человек входит, перед ним на полу полотенце. Варианты, кажется,- переступить, наступить, взять в руки и вытереться.
Один вариант пральный, два других приводят к печальным последствиям.

вы это с какой целью интересуетесь?
Дык память освежаю:))

Читайте также:  Как чистить щуку для фаршировки

. Потому как за что наказывать не знающего правил и устава местного, человека?
.
Это не местный устав, а общий:). Предполагается, что человек должен быть в теме, например, он вор.

Это не местный устав, а общий:). Предполагается, что человек должен быть в теме, например, он вор.

Под словом "местный" я имел ввиду тюремный. Откуда , скажем, мне, не сидельцу, знать можно куда наступать или нет?
Ну наступлю, ну отлупасят меня еже-ли что нарушу этим. А смысл? За что?
Другое дело, если чел притендует на какие либо привелегии, то тогда ДА, должен быть и в теме, и вести себя правильно, как там у них положено кому по статусу.
А что с меня, лоха, взять?

Ну, допустим, человек воровал-воровал, наконец поймали, посадили и претендует он на положение вора, а не мужЫка или хуже. А про полотенце ему не сказали. И окажется он там, куда не хотел.

Так полотенце для того и положено. Чтобы определить, имеет ли он право претендовать.

Ой, ну и тема. 005:

Ну, допустим, человек воровал-воровал, наконец поймали, посадили и претендует он на положение вора, а не мужЫка или хуже. А про полотенце ему не сказали. И окажется он там, куда не хотел.

Мне кажется фигня всё это. Воровл-воровал, ну воришка и что? От его знаний-не знаний мало что зависит.
А чтобы претендовать на положение ВОРА? Это какую смелость надо иметь? Типа, я — Вор!
Не прокатит такое.
Чел может воровать и быть не в теме.
Я вот может тоже вор, если налоги не все уплачиваю.
Но претендавать если что, ни на что не буду.

Популярен прикол-загадка с расстеленным у входа в камеру полотенцем. Первоход не должен поднимать полотенце, он может перешагнуть через него, но свой, блатной заявляет о привилегированном положении в новом коллективе, вытирая о полотенце ноги. Эта загадка проверяет не только знание тюремных законов жестовой коммуникации, но в первую очередь — умение нащупать скрытый смысл ситуации, обнаружить прикол и включиться в игру.

Ой, ну и тема. 005:
А что такого? От чего там зарекаться нельзя?;)

автор, детектив пишете?
Нет, память тренерую:)

Но претендавать если что, ни на что не буду.
Ну на что-то все же придется, на нормальное отношение, хотя бы.

Популярен прикол-загадка с расстеленным у входа в камеру полотенцем. .htm (http://www.ruthenia.ru/folklore/efimova5.htm)
Спасибо, Светланушка!:flower: Значит, выбираем перешаг:)

Спасибо, Светланушка!:flower: Значит, выбираем перешаг:)

Смотри не ошибись! Перечитай сама ещё раз первоисточник. А то попадёшь в тёплые объятия местной камерной любительницы свеженьких женских тел.

Хм. как у нас в стране люди любят к блатной музыке тянуться. оно конечно "от тюрьмы да от сумы не зарекайся", но зачем вам это?

"– Войти внутрь, вашу мать! – подгоняет их сержант.
Первый солдат отбрасывает в сторону тяжелый мокрый брезент, который служить дверью и уже готов войти, когда что-то останавливает его. На грязной, утоптанной земле, прямо внутри прохода, на месте полового коврика положено ослепительно белое полотенце. Солдат колеблется. Но сзади его толкает и кричит сержант:
– Войти внутрь, твою мать!
Солдат не решается наступить на полотенце. В то же самое время он не может заставить себя перепрыгнуть через него, потому что грязь с его ботинок неизбежно упадет на полотенце. Все же он прыгает, остальные тоже прыгают через полотенце за ним. По какой-то причине ни один не осмелится убрать полотенце в сторону. Каждый может понять, что есть какая-то причина, по которой его положили прямо на входе. Красивое чистое полотенце. И грязь вокруг него. Что оно здесь делает?
В одной палатке живет целый взвод. Люди спят на двухъярусных металлических койках. Верхние заняты стариками девятнадцати или девятнадцати с половиной лет, которые уже отслужили год или даже восемнадцать месяцев в спецназе. Салаги спят на нижних койках. Они отслужили только шесть месяцев. По сравнению с теми, кто сегодня перепрыгивал через полотенце, они, конечно, тоже старики. В свое время все они неуклюже перепрыгивали через полотенце. Сейчас они молча смотрят, терпеливо и внимательно наблюдают, как новые люди ведут себя в этой ситуации.
Новые люди ведут себя так же, как вел бы себя любой на их месте. Каждого толкали сзади, и перед ним очутилось полотенце. Поэтому они прыгали и кучковались в центре палатки, не зная куда деть свои руки или куда смотреть. Все странно. Кажется, что им хочется смотреть на землю. Все юноши ведут себя совершенно одинаково: прыжок в толпу и опускают глаза. Но нет – последний солдат ведет себя совершенно иначе. Он влетает в палатку с помощью пинка сержанта. Он видит белое полотенце, он резко останавливается, становится на него грязными башмаками и начинает вытирать их, как если бы действительно стоял на коврике. Вытерев ноги, он не присоединяется к толпе, а проходит в дальний угол, где увидел запасную койку.
– Это моя?
– Да, твоя, – одобрительно кричит взвод. – Иди сюда, дружище, здесь самое лучшее место. Хочешь есть?
Этой же ночью всех молодых призывников изобьют. И их будут бить каждую следующую ночь. Их будут выгонять в грязь босиком, их будут заставлять спать в туалетах (стоя или лежа, как будет угодно). Их будут избивать ремнями, тапками и ложками, всем, что причиняет боль. Старики будут использовать салаг как лошадей в потасовках со своими друзьями. Салаги будут чистить оружие стариков и делать за них грязную работу. Там будет все, что происходить в остальной Советской Армии. Старики везде выкидывают одни и те же фокусы с призывниками. Этот ритуал и эти правила одинаковы везде. Спецназ отличается от остальных только тем, что кладет ослепительно чистое полотенце на входе в палатку для входящих призывников. Смысл этого ритуала ясен и прост: Мы хорошие ребята. Мы от всего сердца приглашаем тебя, юноша, в наш дружеский коллектив. Наша работа очень трудна, значительно труднее, чем во всей остальной армии, но мы не позволяем зачерстветь нашим сердцам. Входи в наш дом, юноша, и чувствуй себя как дома. Мы уважаем тебя и нам для тебя ничего не жалко. Видишь, мы даже постелили на твоем пути полотенце, которым вытираем наши лица. Но что это, ты не принимаешь наше гостеприимство? Ты отвергаешь наш скромный подарок? Ты даже не желаешь вытереть свои башмаки о то, чем мы вытираем наши лица? Да за кого ты нас держишь? Ты, конечно, можешь не уважать нас, но почему ты вошел в наше жилище в грязных ботинках?
Только одному из салаг, тому, который вытер ноги о полотенце, позволят спокойно спать. Он получить весь свой паек и будет чистить только свое оружие; и, возможно, старики дадут ему инструкции, что он не должен делать даже это. Во взводе для этого есть множество других людей. "

Читайте также:  Как сделать из бумаги сани

В. Суворов "Спецназ"

Хм. как у нас в стране люди любят к блатной музыке тянуться. оно конечно "от тюрьмы да от сумы не зарекайся", но зачем вам это?
"
Отвечала уже пару раз, но не в лом и повторить:) — просто освежаю память, обидно было , что не помню. Когда-то все это было очень актуальным. мдя. :001:

Смотри не ошибись! Перечитай сама ещё раз первоисточник. А то попадёшь в тёплые объятия местной камерной любительницы свеженьких женских тел.
Я пока никуда не собираюсь, но в случае чего за себя постоять вполне в состоянии, мы это проходили, не волновайтесь;)

О, ОРГАЗМО! а в Вашей цитате саффсем другие правила! Вот я скорее что-то такое помню.

Читаю на ряде форумов про то, что нужно делать человеку, чтобы правильно зайти в хату и давлюсь со смеху. Какие то полотенца у порога, которые нужно то ли переступить, то ли поднять, то ли ноги об них вытереть. Как правильно подороваться, говорить ли всем бродяги или нет и еще куча подобного бреда. Ну какой нормальный человек нужную вещь будет под ноги бросать, куда ее потом — выбросить? Зачем? Были, говорят, на малолетке такие забавы, но сейчас уж нет их.

Расскажу как я сам в хату "зашел".

Всю полусотню человек, что прибыли с КПЗ, раскидали по разным хатам,так, что я оказался перед дверью своего будущего места проживания один. Открылась дверь и я натуральнейшим образом обалдел. Обалдел — это еще мягко сказано, скорее выпал в осадок, так вернее.

Меня встречала толпа такой величины и плотности, что все что я смог, это кое-как протиснуться вперед. Крики "Это он!", "Это его по телевизору показывали!" настроения отнюдь не прибавили.

Дверь камеры захлопнулась, впечатав меня в передние ряды и тут же толпа стала рассасываться. Люди занялись своими делами. Со мной остались человека три, которые и завели разговор: "Кто такой, как зовут, за что попал?". Усадили за общак (стол в камере), налили чаю.

Никакой особой прописки мне никто не устраивал, я даже и поздороваться забыл вначале, "встречающую" группу лиц, впрочем, поприветствовал.

Читайте также:  Как сделать ортопедические стельки в домашних условиях

Позднее, по реакции других новичков, я понял как сам выглядел. Первый раз — это практически у всех одинаково. Человек находится в сильнейшем стрессе — попасть за решетку уже не шутка, а тут еще злые зеки вокруг! Глаза круглые, испуганные, еще не может ничего понять, что делать, что не делать, куда приткнутся. Да, насчет криков — это такая шутка, я потом и сам так развлекался. Тут еще ситуация такая — в первой тюрьме, куда я попал, условия были на уровне зиндана: 54 человека на 40 квадратных метров, духота, вонища, сырость, жара, будто в парилке, на нарах не приткнуться — спали в две-три смены. Впечатление сразу просто дикое — словно попал в средневековые застенки. В другой тюрьме было куда как комфортнее — на 20 квадратов максимум человек 10, ремонт неплохой. Там шок гораздо слабже с непривычки, но спервоначалу все-равно тяжело. А толпа встречающая, вовсе не из за Вас — это специально, чтобы менты внезапно не ворвались в хату, чтобы успеть спрятать все запретное в случае чего.

Попозже подтянули меня на угол (где жил смотрящий), где распросили уже подробнее обо всем. Поинтересовались и про погоняло (прозвище).

Кстати, насчет погоняла. Можете сами его себе выбрать. Я, лично, вспомнил свое школьно-студенческое (правда, потом еще прилипла парочка, так, что у меня было сразу три). Над молодежью, случается, шутят. Предлагают орать в окно: "Тюрьма, старушка, дай погремушку, не лоховскую, а воровскую". В ответ слышиться обычно:"Статья?". После ответа начинается парад приколов. К примеру, для наркомана (статья 228) предлагают: шприц, баян, фурацилин, травка, косяк. Развлекаться так могут довольно долго. Подобные поползновения отвергаются — "Не канает". Шутка продолжается. Наконец, надоедает и предложения становятся серьезными. На понравившееся следует ответ — "Канает"! Со временем погняло может и измениться на более выражающее сущность человека. Это как у Гоголя в "Мертвых душах" про прозвища, даваемые русским народом. От такой погремушки уже не отмажешься, останется она с тобой на всю жизнь. Помню один кадр заорал в окно"Тюрьма старушка, дай погремушку! Не лоховскую, а ментовскую"! Ржали дня три, но никто не пытался воспользоваться оговоркой человека и его унизить.

Через день-другой человек понимает, что все не так плохо, как его в ментовке пугали и по телевизору показывали и начинает обустраиваться потихньку. Человек приспосабливается ко всему.

Учтите одно — никто Вас не собирается принижать ни за что ни про что, устраивать провокации. В нормальной хате — это просто неприемлемо. Случаются, конечно хаты гадские, но это случай особый и мои советы Вам не помогут. Да и хат таких я реально не видел.

Есть общий принцип — по незнанке не канает. Если вы сделали что-то не так, как положено, Вам объяснят, как нужно правильно.

Но канает или не канает, а общие правила, которые следует знать впервые попавшему в тюрьму, есть. Ряд промахов Вам простят, но есть такие, за которые можно ответить и сразу. Самое важное, что нужно знать:

Никогда не заходите на дальняк, если за общаком едят, хотя бы один человек. Если невтерпеж, попросите прерваться, не стесняйтесь, Вас поймут — с каждым случается. В переполненых хатах этот прицип на малую нужду не распространяется, иначе просто не дождаться, когда за общаком никого не будет
Справив нужду, обязательно помойте руки. Смойте за собой. Ни к коем случае не лезьте в очко руками. Случается туда роняют что-нибудь. Если есть такая нужда, оберните руку полиэтиленовым пакетом и доставайте потерю
Если толчек засорился, прочищайте сразу (для этого или есть кусок проволки или нужно просить ментов, чтобы принесли вантуз). В ином случае следующий за Вами потребует на всю хату, чтобы Вы привели все в порядок
Если в камере есть подземное население (петухи в обычных камерах живут зачастую под шконкой, но не всегда) будте внимательны. Брать у опущенного ничего нельзя. Можно дать самому. Но здесь очень много нюансов, что при контакте с обиженым контачиться, а что нет, так что обязательно поинтересуйтесь об этом
Следите за своими словами, никогда не посылайте сокамернков на х*й — это смертельное оскорбление, за это обязательно последует физическая расправа. Сейчас зачастую приемлемо и не вызывает обиды послать в пи*ду. Также, ни в коем случае не поминайте козлов или любые слова, связанные с голубыми, бык в тюрьме — рабочий хозотряда, очень большое оскорбление для честного арестанта

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock detector